Пользователь0

Авторизация



  • Вход
  • Регистрация

или

  • Вконтакте
  • Facebook

Забыли пароль? Напомнить

Восстановление доступа
Емайл

Канал Дзен

Канал ЖИВОПИСЬ об искусстве, творчестве, судьбах великих художников, талантливых мастерах- современниках.
Скачать
Ольга Администратор

оффлайн: меньше 4 часов назад

Россия

+16

Художник Лора Кумбс Хиллс: «королева цветочной пастели и акварели»


Доводилось ли Вам, уважаемый читатель, слышать о художнике, который сам выращивает модели для своих живописных полотен? Весьма необычно, не так ли?

А что Вы скажете о мастерстве миниатюриста, который впервые в истории Нового Света был удостоен места в элитарном «Обществе американских художников»? Выдающееся достижение, особенно если учесть один немаловажный факт: этот замечательный мастер миниатюры был представителем прекрасного пола. Посудите сами, дорогой читатель: консервативное заокеанское общество конца IX-начала XX века не было склонно предоставлять девушкам комфортных условий для самостоятельной творческой карьеры. Однако, героиня нашей сегодняшней статьи, во время поездок по Европе самостоятельно постигшая технику живописи на слоновой кости, не стала довольствоваться одним лишь широким признанием именитых соотечественников. В 1898 году она стала соучредительницей американского Общества художников-миниатюристов, а ещё год спустя открыла собственную художественную студию в городе Бостон, в негласной культурной столице Восточного побережья.


Её вклад в развитие жанра сложно переоценить. Помимо уникальных композиций и смелых цветовых решений (ставших возможным благодаря особой обработке красок), столь полюбившихся современникам, героиня нашего рассказа осталась в истории живописного искусства как подлинный новатор. А её дерзкий отказ от классической техники стипплинга в пользу куда более сложных по исполнению линий можно считать мини-революцией в рамках малого портретного жанра.

Иллюстратор, портретист, маэстро пейзажа и натюрморта. Ей всё подвластно и всюду ждёт успех. Вот один яркий пример, служащий тому подтверждением.

В 1896 году она получила заказ на ретуширование фотографии Э. Э. Дикинсон. Увы, в память о гениальной поэтессе осталось совсем немного фотоизображений. К тому же данный конкретный экземпляр «страдал» обычной «болезнью» парадных фотопортретов: 16-летняя Эмили застыла на нём в несколько неестественной позе, с напряжённым выражением лица. Мало того, что это портило фотографию как таковую: не всякий знавший Эмилию при жизни мог сразу узнать её в получившемся изображении.

Героиня нашей статьи совершила маленькое чудо. Её стараниями линия волос юной поэтессы обрела мягкость и плавность; платье «получило» ряд лёгких, «воздушых»элементов; несколько утончённых и замысловатых приёмов помогли «оживить» изображение, вдохнув в официозную фотографию мотивы нежной, задумчивой романтичности.

Полученный результат был настолько хорош, что из всеми забытого и нелюбимого родными Эмилии Дикинсон фотопортрета последний превратился в самое распространённое изображение поэтессы, впоследствии регулярно украшавшее сборники её произведений.

Помните, дорогой читатель, как в самом начале данной статьи мы упоминали о «моделях», которые выращивала наша героиня? Так вот: чудесные цветы, за которыми она собственноручно ухаживала в своей ньюберрипортской оранжерее и которые всю жизнь служили ей источником творческого вдохновения — наилучшая метафора её нежной, романтичной и утончённой натуры. Не даром с лёгкой руки какого-то именитого критика за ней закрепился негласный титул «королевы цветочных художников».

Мы уделили немало внимания её «миниатюрной» ипостаси, но совсем не упомянули пастели и акварели, бывшие её истинной любовью и призванием. Что ж, спешим исправить упущение. Ведь именно цветочные букеты, выполненные в этих сложнейших техниках, обессмертили её имя. В этих картинах воплощены всё её мастерство и творческие силы, отданные без остатка. Здесь правят бал неодолимая жажда жизни и неистовое буйство красок вечного лета, воплотившееся в калейдоскопе соцветий. Неудержимый танец форм и оттенков на фоне лаконичных интерьеров, лишний раз подчёркивающих непостижимую природу красоты каждого отдельного лепестка. Уникальные визуальные «симфонии», бережно перенесённые на полотно. Квинтэссенция романтизированного импрессионизма.

Что ж, нам осталось только с величайшим уважением назвать имя «цветочной королевы» Нового Света, полтора столетия назад покорившей своими нежными пастельными тонами этот суровый край и потеснившей с трона гегемонию масляных красок. Её звали Лора Кумбс Хиллс.

Похожие записи