Пользователь0

Авторизация



  • Вход
  • Регистрация

или

  • Вконтакте
  • Facebook

Забыли пароль? Напомнить

Восстановление доступа
Емайл

Канал Дзен

Канал ЖИВОПИСЬ об искусстве, творчестве, судьбах великих художников, талантливых мастерах- современниках.
Скачать

Россия

+13

Художник Вячеслав Грошев: гиперреализм, воплощенный кистью


Гиперреализм воплощённый кистью — искусство или ремесло, как смело заявляют некоторые критики?

На наш взгляд, данный жанр — удел немногих умелых мастеров, которые, во-первых, великолепно владеют живописной техникой, что дает им право создавать картины, едва отличимые от фотоснимков. При этом — обладать ярко выраженной творческой индивидуальностью, не теряющейся среди сотен коллег по творческому цеху и находить путь к сердцам своих поклонников.



Во-вторых, такие художники вечно находятся под шквальным огнём критики, причём «достаётся» им, что называется, «со всех сторон». Одни упрекают авторов в недостаточной оригинальности сюжетов, «механичности» подхода и малой самостоятельной ценности живописных работ, превращающей их живопись из высокого искусства в обыденное ремесло. Эти высказывания постоянно перемежаются с недовольством, звучащим из другого «лагеря» критиков: «чересчур сильные заигрывания с эротоманией», а также «сто раз виденные у других авторов мифологические и фэнтезийные аллюзии» превращают редкую на сегодняшний день ультра фигуративность в аттракцион для дилетантов от мира ценителей живописи.

Поистине, жизненный путь, избранный художником, трудящимся на ниве гиперреализма, частенько бывает тернист. И именно поэтому с особым чувством симпатии хотим поделиться с Вами, уважаемый читатель, своими размышлениями о полотнах замечательного художника Вячеслава Грошева, ныне живущего в Канаде. Наше тёплое отношение к нему за бесспорное мастерство и трудолюбие.

«Многослойная» смысловая нагрузка, дающая пищу для размышлений — вот что выгодно отличает полотна Грошева. Такой эффект достигается им не столько за счёт «мэйнстримовых» манипуляций с фоном, техникой мазка, введением зрительных доминант, «прозрачного» символизма и иных приёмов «чувственного» вовлечения зрителя. Напротив, он как бы «доверяет» своим персонажам, антуражу, текстуре и цветовой палитре картины быть настолько реалистичными, чтобы — к примеру — мимолётный доверительный жест, подчеркнувшая стройную фигуру складка одежды или контраст между белозубой улыбкой и застывшим в глазах выражением растерянного беспокойства «зажили собственной жизнью». И рассказали нам настоящую, «глубинную» историю изображённых на полотне персонажей. Их отношений, их тревог и радостей, каждое движение души, вложенное мастером в художественный образ.

Когда-то, многие века назад, философ Аристотель точно так же знакомил своих учеников с премудростями логики основанной на мышлении. Он вёл их от общего к частному, заставляя выстраивать картину мира в строго реалистической манере, свободной от мифологического флёра. Точно так же, только на сей раз — действительно в процессе написания настоящей картины, Вячеслав Грошев ведёт от зрительного контакта к эффекту узнавания. А оттуда — к пониманию, сопереживанию или напротив — осуждению, к сопричастности с происходящим или отрицанию увиденного. При этом, за счёт мастерства исполнителя, ни на одном из этих этапов у зрителя не возникает станиславсковского "Не верю!" в отношении авторского высказывания.

Точно так же поступает и заправский фотокорреспондент: он «ловит» в объектив реальную жизнь в высшей точке её эмоционального выражения, «выхватывая» из рук Вечности глубоко символичный миг, и делится им со зрителем. У живописца-реалиста, желающего достичь того же эффекта, куда больше свободы действий, чем у работника камеры. Но нет ни малейшего права на ошибку. Он творит собственную реальность; однако добиться от зрителя доверия к достоверности своего «высказывания» художнику намного сложнее.

Тем ценнее тот факт, что любуясь полотнами Вячеслава Грошева, веришь: в некий момент влюблённая парочка именно так смотрит друг-другу в глаза на берегу тенистого пруда. И ровно так задумчивый детский взгляд блуждал в бессознательном созерцании утренней дали. А водящиеся в какой-нибудь параллельной вселенной русалки именно так и вели себя на окатываемом пенными волнами песчаном берегу. Мы словно когда-то давно уже видели этих людей, эти пейзажи, или даже сами побывали в схожих ситуациях (если иметь в виду «жанровые зарисовки»). И суть явления не только в тонко подмеченных типажах или гиперреалистических изображениях. Дело ещё и в том, что автор, с огромным уважением относящийся к живописной классике минувших эпох, виртуозно переосмысливает великое наследие, внося собственные акценты в вечные как мир истории. В итоге получается потрясающий эффект: мы словно слушаем старую и хорошо известную легенду, рассказанную иным действующим лицом драмы, нежели тот, кто излагал её в прошлый раз.

Сегодня герой нашей статьи всячески обласкан экспертами и ценителями живописи, живущими по ту сторону Атлантики. Популярность его выставок растёт год от года, но сам мастер смотрит на это скорее как на некий моральный «аванс» и стимул к дальнейшему самосовершенствованию. Для него живопись — пусть любимая и благодарная, но упорная и требующая полнейшей самоотдачи работа.

Если вам понравилась статья, поставьте "палец вверх" и подписывайтесь на сайт, чтобы не пропустить следующие публикации. Делитесь мнениями в комментариях! Спасибо, что уделили время прочтению статьи!

Похожие записи